Сексуальность ален бадью


Журнальный зал Русского Журнала: НЛО, № - Ален Бадью - Что такое Ключевые слова: любовь, сексуальное различие, женщина, мужчина. Инэстетика Алена Бадью: поэтический язык как форма мысли Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных. 18 нояб. г. - Ниже представлены привлекшие мое внимание идеи этого текста А.

Бадью с моими комментариями. 1. Философия есть там, где.

Политическое или культурное изменение, даже радикальное, даже динамичное, может представлять собой и предъявлять нам лишь симулякр события. Больше истин в событии — более полновесное исчисление понимание события- большая значимость и актуальность события.

Таким образом, событийность — не просто производство новых понятий или образов, но новых взглядов на мир, новых истин.

Сексуальность ален бадью

Событие внешне связанно с другими событиями, но внутри себя дискретно. Различие концепций Делеза и Бадью видится в том, что у Делеза событийные свойства языка и мышления соизмеримы и созвучны, может быть, и вообще тождественны. Тандем язык-мысль Делез не расчленяет:

Сексуальность ален бадью

Событие - это, прежде всего, событие языка; языковое событие есть без-гранич-ный но не бес-конеч-ный множественный пространственно-временной континуум. В результате процедуры математизации события в его ноуменально-феноменальной природе Бадью акцентировал ноуменальную составляющую в отличие от Делеза, стремящегося помыслить событие в обоих ипостасях сразу.

Получается, философия призвана, и даже вынуждена стать сегодня наиболее событийной сферой культуры и жизни.

То есть, согласно Бадью, Делез мыслит бытие как всеобщность, состоящую из разнообразных и неравновесных множественностей. Поэтому, событие — множественность, но не столько актуальная, феноменальная, а, скорее, потенциальная понятийная.

В результате искусственно насаждаемых образов через их понятийную легализацию сведение к родовым именам и понятиям формируется социальный субъект с заданными качествами и рамками.

Но, в отличие от Делеза, для Бадью событие по крайней мере, наиболее значимая его часть происходит вне времени и вне пространства, или, точнее, вне реального времени и вне реального пространства, в некой идеальной математической данности, умопостигаемой и реализуемой через инструмент мысли и только в определенной степени языка.

Сущность этой системы в том, что входящие в нее элементы имеют равное право на существование и развитие, занимают равно значное место, будучи сами не равнозначными. Событие внешне связанно с другими событиями, но внутри себя дискретно. У Бадью событие четко и определенно локализовано как во времени, так и в пространстве — локализовано собственным именем: В то же время трудно согласиться с Бадью, что, в конечном счете философия Делеза — философия смерти: Определить однозначно, что же что вызывает, едва ли здесь возможно:

Этот призыв, во многом, созвучен установке Жиля Делеза на право и даже обязанность современного философа создавать новые концепты, выходить за пределы устоявшихся и закоснелых наименований, препарировать, деконструировать, разрушать старые привычные нагруженные многочисленными общепринятыми образами и символами понятия.

Можно согласиться с Бадью, что заявленное Делезом противостояние как единому, так и множественному, в реальности невозможно а делезовский хаосмос — несомненная реальность ; фактически, это противостояние выглядит как симулякр, скрывающий вполне реальное тяготение к единству, к преодолению постулируемой множественности.

Ибо для того, чтобы индивид добрался до точки, где им овладевает его доиндивидуальная детерминация,… необходимо, чтобы он выходил за пределы себя, чтобы он сносил то, что его актуальность пронизана и разрушена бесконечной виртуальностью, которая есть его истинное Бытие.

Смерть — разрыв связей, а Делез именно на связях акцентирует. Хотя бы потому, что смерть упорядочивает — как органическое, так и неорганическое; смерть, несомненно, множественность, возможно чистая множественность в отличие от жизни как таковой, которая осуществляется в драме амбивалентности множественности-единого , но это упорядоченная, статичная множественность, окончательное и бесповоротное разложение на части, имеем ли мы ввиду органическую, неорганическую или социальную среду.

Начавшись под влиянием определенных обстоятельств и, возможно, стимулированное определенными социальными силами, событие рано или поздно вырывается из—под давления этих сил, продолжая при этом развиваться, производить дочерние события уже вне компетенции этих сил и за пределами вызвавших событие обстоятельств.

События связаны как серии событий, причем некоторые серии происходят одновременно: Во всех остальных случаях родовое имя скрывается в одеждах образов, эксплуатирует эти образы как величайшие соблазны нашего времени к ним можно отнести, например, образ демократии, образ свободного искусства, образ сексуальности, и т.

В концепции Делеза большое значение имеет идея о сверхсобытийности современного общества, стимулированной неконтролируемым размножением слов. Это отмечает, анализируя концепцию Делеза, Бадью:

Сегодняшний мир, по Бадью, — мир порнографический, искаженный гипертрофированными псведореальными образами, в свою очередь подвергнутыми процедурам понятийного обоснования. Отношение к тому или иному событию определяет место в социальной стратификации, хотя само событие уже не определяет ничего.

Этот процесс образ-ования можно сопоставить с процессом формирования личности — социализации, осознания социального бытия как собственного, самостного, личного — о-свое-ние бытия. Современность постмодерна нарушает и разрушает традиционные границы между этими четырьмя родовыми процедурами.

Таким образом, общий план онтологии события Алена Бадью следующий:

В концепции Делеза большое значение имеет идея о сверхсобытийности современного общества, стимулированной неконтролируемым размножением слов. Определить однозначно, что же что вызывает, едва ли здесь возможно:

Событие динамично, но при этом сохраняет некую внутреннюю логику, выливающуюся во внешнюю последовательность, поэтому не все, что изменяется, свидетельствует о событийности. Какой же выход предлагает Бадью? События связаны как серии событий, причем некоторые серии происходят одновременно: Этот процесс образ-ования можно сопоставить с процессом формирования личности — социализации, осознания социального бытия как собственного, самостного, личного — о-свое-ние бытия.

Пилюгина Елена Владимировна — кандидат философских наук, директор представительства Российского нового университета Москва ; доцент кафедры общеобразовательных и гуманитарных дисциплин Железногорского филиала Московского психолого-социального института; докторант Московского педагогического государственного университета Москва, Россия.

Этот процесс образ-ования можно сопоставить с процессом формирования личности — социализации, осознания социального бытия как собственного, самостного, личного — о-свое-ние бытия. Но, в отличие от Делеза, для Бадью событие по крайней мере, наиболее значимая его часть происходит вне времени и вне пространства, или, точнее, вне реального времени и вне реального пространства, в некой идеальной математической данности, умопостигаемой и реализуемой через инструмент мысли и только в определенной степени языка.

Истинный полилог уже предполагает неравновесие участвующих в полилоге, а, значит, предопределяет разные перспективы и возможности участников. Получается, философия призвана, и даже вынуждена стать сегодня наиболее событийной сферой культуры и жизни. Понятийная манипуляция образами, с одной стороны, проецирует дальнейшее тяготение к образам и их акцентирование; препарированные понятиями образы становятся своеобразным наркотиком, отчуждая человека от реальности.

Как уже отмечалось, событийная ситуация — это ситуация кардинальной смены концептов, понятийная революция. Эти родовые процедуры могут быть представлены в четырех измерениях: Альманах Российско-французского центра социологии и философии Института социологии Российской Академии наук.

Учитывая, что ключевые понятия содержат мессендж некой истины знаковый посыл к определенным социальным группам , событие предстает как творческая практика по концептуальному оформлению новых истин. Но, в отличие от Делеза, для Бадью событие по крайней мере, наиболее значимая его часть происходит вне времени и вне пространства, или, точнее, вне реального времени и вне реального пространства, в некой идеальной математической данности, умопостигаемой и реализуемой через инструмент мысли и только в определенной степени языка.

The article examines the impact and specificity of various generic procedures for event naming, defines the connotation and the demarcation of event theories of Alain Badiou and Gilles Deleuze. Это отмечает, анализируя концепцию Делеза, Бадью:



Бесплатные секс лишают девственность на приеме у гинеколога
Видео семья занимается сексом
Порно бесплатно без регистрации бабульки
Секс с анфиси чехов
Бабушка и внучёк порно видео
Читать далее...

Популярные